Нина Коляда. Аутентичное пение

Про фольклор

uzor

У меня с самого начала не вполне задалось с академической аутентичностью.

У папы в коллективе, где начался мой певческий путь, акцент был более всего на психологической составляющей песен. Это уже уводит от аутентичности.


В коллективах, куда я пробовала примкнуть, более аутентичных мне не нравилась либо атмосфера, либо приношение красоты и богатства голосов в жертву этой самой аутентичности. Зато можно потрясти у кого-то перед носом тем, что “раз поём запад, то непременно высоко и плоско, да и диалект шпарим как родной”.

А я всё маялась, что это мне не близко. Что мне хочется песен в более или менее широкие массы, а в таком виде массы не особо воспринимают такое. Что очень понятно и довольно естественно.

Да и в самом кругу замкнутых на аутентичном фольклоре людей мне не очень уютно. Доносятся иногда вести, что меня там считают то язычницей, то сумасшедшей, то зазнайкой.. Оно и пусть, лично меня мало кто из этих людей знают, а пошуметь негативом – это святое.

Ну и в общем в последние дни я вдруг смогла сформулировать, что я делаю и хочу делать дальше с всё большими оборотами. Петь народную музыку, я её всем сердцем люблю, помогать людям в неё вникать. Но не целясь воссоздать звучание песен с записей аутентичных исполнителей. Моя работа – дать вокальные основы, научить разнообразно владеть голосом, показать как можно больше разных вкусных, красивых, интересных песен. Конечно же объяснять про разные песенные стили, диалекты, смыслы текстов и прочее. Но не углубляясь. Захочет человек идти в это глубже – сообщество фольклористов открыто, есть много специалистов, которые подробно помогут разобраться, научат.

Мне ценно, что именно так и именно это никто не делает. Я не использую репертуар фольклорный в каком-то моём личном творческом направлении. Я не являюсь представителем какого-то одного певческого стиля регионального.

Я со всей любовью и бережностью беру ту красоту, которую слышу в народных песнях и пою её сама, с учениками, коллегами как можно более естественно и живо. Если диалект мешает воспринимать текст, то я готова им жертвовать. Если где-то народные исполнители зажимают голоса или адски гнусавят, я не буду это просить повторять.

Если человек не владеет голосом, а от него требуют спеть пронзительно и высоко, то он чаще всего делает это крайне зажато и может повредить себе голосовой аппарат. Мне не нравится такое.

Почему-то в сфере фольклорного пения не принято учиться вокалу. Хотя это необходимо. Зато принято сразу работать над аутентичностью. А это, на мой вкус, вот ни разу не первостепенно.

Можно не знать нот, можно не уметь держать свой голос в полифонии, можно не знать песен, можно не понимать, низишь ты или завышаешь звук. Но нужно уметь дышать широко, свободно. Нужно понимать, каким усилием рождается нужной насыщенности звук. Нужно управлять высотой звучания точно. Как минимум.

В общем, я поняла, где моё место. И что именно я делаю и хочу делать. Учить вокальным основам, даже самых “нулевых” людей, даже именитых певцов, потому что это всем одинаково важно и нужно, в виде новых навыков или поддержания хорошей формы. Развивать голоса, растить их свободу, диапазон, окраску, естественность, подвижность – всё, что я слышу возможным. С более талантливыми и расположенными к публичности – работать на внешние результаты. Записывать аудио, видео, выступать. Петь фольклор как можно более органично. Моим голосом, моим языком (в пределах разумного, конечно, не переделывая песни), моим талантом.

Люди приходят именно за этим. Не научиться очень точно повторять песельниц какого-то села. А петь и быть собой, может быть даже лучшей версией себя. Развиваться. Соприкасаться с красотой.

Поделиться:
0
    0
    Ваша корзина
    Ваша корзина пуста